ЛИ СИН

СЛЕПОЙ МОНАХ

Изо всех духов, которых почитают в Ионии, больше всего легенд сложено о духе дракона. Одни считают его воплощением гибели, другие – символом возрождения. Тех, кто знает это наверняка, немного; тех, кто направлял дух дракона в нужное русло, – еще меньше; и лишь Ли Син испытал всю его мощь.

Еще мальчиком пришел в монастырь Седзин и заявил, что дракон сам избрал его, дабы вдохнуть в него силу. Монахи-наставники разглядели в талантливом ребенке искры драконьего пламени – и необузданную гордыню, предвестницу многих бед. Хоть и с опаской, но мальчика приняли в монастырь. Однако, когда его сверстники переходили в старшие группы, Ли Сина по-прежнему заставляли мыть посуду и драить полы.

Ли Сина это раздражало. Он мечтал исполнить свое предназначение, а не ползать с тряпкой.

Он проник в тайную библиотеку и прочел в древних текстах, как призывать духов, а затем во время учебного боя решил блеснуть мастерством. Он выполнил удар ногой, неосмотрительно вложив в него драконью ярость, – и парализовал своего искусного учителя. За гордыню Ли Сина выгнали из монастыря. Сгорая от стыда, он в полном одиночестве отправился в путь.

Шли годы. Ли Син исходил множество дорог, с готовностью выручая людей из беды. Наконец во Фрельйорде он встретил Удира – звероподобного отшельника, который умел призывать духов животных родного края. Страннику духов, как называли Удира, было трудно сдерживать борющиеся внутри него силы, и Ли Син начал сомневаться в том, что драконом вообще можно управлять. Общий духовный поиск, однако, стал началом прекрасной дружбы, и вскоре Ли Син пригласил Удира вернуться вместе с ним в Ионию.

Каково же было их смятение, когда они узнали о вторжении и оккупации ноксианцев! Монахи всех провинций отступили в высокогорный монастырь Хираны и готовились защищать его не на жизнь, а на смерть.

Ли Син и Удир прибыли в самый разгар штурма. Ноксианцы уже пробились в главный зал Хираны. Удир сразу ринулся в бой, но Ли Син замер и наблюдал, как его прежние наставники и знакомые сверстники из Седзина падают под клинками врагов. Мудрость Хираны и Седзина, древняя культура Ионии – все это погибало у него на глазах.

Выбора не было. Ли Син призвал дух дракона.

В тот же миг вокруг него взвился огненный вихрь, опалил ему кожу и выжег глаза. Ли Син кинулся на захватчиков, молниеносно разя их руками и ногами, – и с каждым ударом в нем все ярче разгоралось драконье пламя.

Ноксианцы были разбиты, а монахи победили, – однако отчаянные действия Ли Сина превратили монастырь в руины, а сам он навсегда утратил зрение. Только теперь, оставшись в слепой тьме, он осознал, что ни одному смертному не под силу полностью подчинить себе дух дракона. Опустошенный и сломленный, он завязал незрячие глаза тряпицей и поковылял было по горной тропе прочь.

Однако выжившие старейшины удержали его. Отринув жажду власти, отвергнутый ученик мог вернуться к занятиям. Его прежнюю гордыню не забыли, но обещали простить. Да, ярость дракона ужасна и непредсказуема, но самым достойным и смиренным удается противостоять его огненной сущности, а время от времени и управлять ею.

Благодарный Ли Син помог монахам отстроить монастырь, а затем, когда Странник духов удалился обратно во Фрельйорд, полностью посвятил себя поискам просветления.

После войны с Ноксусом прошли годы. Все это время Ли Син продолжает осмыслять свое предназначение в Ионии. Он прекрасно понимает, что после Ноксуса появятся и другие угрозы, а значит, он должен закалить тело и обуздать драконий дух, чтобы одолеть любого противника.

©2020 LoL WR Pro - Информационно-развлекательный портал 1 по игре League of Legends Wild Rift